Ботаникам кажется, что они могут искоренить коррупцию с помощью соцсетей

Почему ботаны не в состоянии победить коррупцию.

На Украинской Правде вышло пафосное интервью хипстера-бородача Макса Нефьодова, рулящего системой госзакупок ProZorro, с громким названием «Как ботаники побеждают коррупцию в госзакупках».

Нефьодов окончил с отличием экономический факультет Киевского национального университета, но это не помешало журналистам назвать его технократом, хоть он и не является научно-техническим специалистом. То есть теперь достаточно лишь много молоть языком и заниматься PR’ом, чтоб тебя называли технократом?

Сама система возможно даже и достойна гордости — ведь недаром она победила в международном конкурсе World Procurement Awards 2016 в категории «Публичные закупки». ProZorro тогда удалось обойти аналоги Министерства юстиции Великобритании, департамента образования Австралии и Администрации президента США с закупочным сервисом P200. И говорят, что даже в Молдове задумываются над тем, чтобы перейти на «Прозорро», чей код лежит в открытом доступе. Но в конце концов речь идет о качестве программы или о конечном результате?

Нефьодов хвалится тем, что с помощью Прозорро удалось сэкономить миллиарды:

3,17 млрд. гривен уже сэкономила система госзакупок ProZorro, а на площадке уже проведено более 170 тысяч тендеров

Даже если и допустить, что платформа реально сэкономила массу деньжищ, и что не было попыток так описать госзаказ на условные швабры, чтобы их получила определенная компания, то может ли здесь идти речь об «искоренении коррупции».

Госзакупки — это лишь одна статья из целого набора коррупционных схем, которыми богата флора и фауна Украины. И передачу бабла чемоданами «за правильное решение» ProZorro решить не может. Более того, когда случаются явные нарушения в госзакупках, и это видно всем — никто за это не несет ответственности. Ни штрафа, ни админпротокола, ничего. Так как же вы собрались бороться с коррупцией?

Макс сравнивает ProZorro с соцсетью для закупщиков и поставщиков, где есть администратор центральной базы данных, и подключенные частные онлайн площадки, на которых автоматически появляется информация о тендерах. За тендер поставщики платят от 17 до 1700 гривен — 60% этой суммы получают онлайн площадки, все остальное — заработок ГП «ProZorrо». При этом Макс мечтает, что со временем все тендеры будут проходить только через публичную систему госзакупок. Что ж, почему бы и нет?

Вот только хипстер-бородач Нефьодов мечтает о том, как программулина вдруг сделает всех честными, но так не бывает. Финальный аккорд всегда за судами и силовиками, которые должны поставить точку, посадив злодея за решетку. Чтоб у нас за коррупцию сажали министров и премьеров как в Израиле, судей как в Грузии, и снимали президентов как в Южной Корее.

«Химичить» коррупционеры могут и с помощью ProZorro
При этом бывший нардеп Михаил Бродский, к примеру, считает, что ProZorro работает в пользу коррупционеров:

Все эти тендеры в ProZorro… ну какое «прозоро»?! Хватит обманывать людей! Нет никаких «прозорых» честных тендеров

По словам Михи, условия конкурса прописываются под заказчика, а заявления ProZorro о сэкономленных средствах объясняются тем, что цену «подняли, а потом опустили»; и вообще, мол, систему нужно переделать, чтобы исключить возможность прописывать тендер под свою фирму, ибо в её нынешнем виде Прозорро работает в пользу коррупционеров.

Этим и очевиден лишь прикладной аспект IT. Мало иметь софт, надо чтоб были смелые хлопцы, которые способны с его помощью (или без) заводить уголовные дела и сажать преступников, невзирая на их статус и количество денег. И в этой борьбе намного важнее как раз принципиальные, бесстрашные кадры, чем очередная «соцсеть для трейдеров».

То, что инициатива с ProZorro — полезна и нужна, и что Макс Нефьодов с его командой большие молодцы, сомнений не вызывает, хоть какое-то движение вперед. Но говорить, что «ботаны побороли коррупцию в госзакупках» — это скорее выдавать желаемое за действительное. Потому как реальные реформы в Украине начинаются там, где в тебя начинают стрелять — доказано айтишником и бывшим укравтодоровцем Романом Хмилем.