Девушка-разработчик: «Я просто больше не хочу быть программистом»

Почему девушка-программист решила уйти из IT, потратив первый взнос на ипотеку на свободную от ИТ жизнь.

Мне было 10 когда я поняла, что для меня нет ничего интереснее, чем играться старым компом, который мне отдал на растерзание отец-технарь. Еще в школе я ушла с головой в игры и веб-девелопмент. После колледжа я работала в некоммерческой организации и зарабатывала гроши, пока мне не предложили заманчивую позицию веб-девелопера, где я уже зарабатывала в 5 раз больше. С тех пор я этим и занимаюсь. Подобные истории нравятся тем не только IT-пропагандистам, но и тем, кто нанимает программистов. Но это не вся правда.

Искренний интерес вознаградается в IT-индустрии, и люди, которые кодят из любви к ремеслу считаются особенными. По этой же причине определенные группы людей во многом отсутствуют в IT — потому очень немногие из них возятся с Линукс-машинами в своих гаражах и подвалах ради удовольствия. Но главная проблема в том, что программирование как хобби — это не то же самое, что программирование как работа. Лишь очень немногие компании предлагают работнику заниматься тем, чем ему было бы интересно заниматься и в свободное время. Я думаю, что IT-сфера во многом становится похожей на то, как ее изображал Нил Стивенсон в пророческом романе «Лавина», написанном еще в 1992 году:

«Она работает программистом для федералов. В былые времена она зарабатывала на жизнь девелопментом. Теперь она пишет лишь куски аппликух. Эти приложения проектирует Мариетта и её боссы во время длящихся неделями собраний на верхнем этаже. Как только они определяются с дизайном, они начинают разбивать задачу на миллион маленьких кусочков, которые затем раздают менеджерам, которые разбивают эти задачи на ещё более мелкие кусочки и дают программистам. Чтоб работа выполнялась гладко и вовремя, программисты должны следовать определенному набору правил и инструкций, которые порой даже еще более сложны и гибки, чем государственные…»

Конечно, где-то там есть и более интересные проекты, но в реальности большинство из нас работает над маленькими кусочками, мы вкалываем на износ при полном отсутствии хоть какой-нибудь творческой составляющей. Как разработчику, мне часто бывает сложно понять — то, чем я занимаюсь — это ли не из «Лавины» Нила Стивенсона? Затем меня уговаривают взяться за очередной «интересный проект», тогда как на практике это оказывается очередной багфиксинг еще одной никому не нужной энтерпрайз-CMC.

Однако долгое время я прикидывалась, будто получаю от этого удовольствие. Будто любила это. Потому что сейчас в обществе очень сильное давление по отношению к тому, как представлять себя в IT-индустрии. Потому что работодатель в ужасе сбежит с собеса, если увидит в твоем лице хоть толику сомнения, хоть один потухший взгляд.

Почему я на самом деле пошла в IT
Хотите узнать как я на самом деле стала профессиональным программистом? Вообще-то, после работы на некоммерческую организацию, я была фрилансером, а стала работать программистом лишь потому, что у меня было слишком много неоплаченных счетов за лекарства. И покуда эти счета никуда не уходили, я оставалась в профессии. Мне сложно в этом признаться и я знаю, что для многих это сложно. Я знаю других людей, которые работают в IT лишь потому что им нужно платить за медицинскую страховку или кормить семьи. Даже Джеймс Деймор, получивший известность за то, что сказал будто женщин в IT меньше мужчин потому что им это не так интересно, признался в одном интервью CNN:

Одна из причин, почему такое большое количество мужиков идут в IT — банально хорошие зарплаты. И я знаю многих людей в Google, которым не так чтоб уж интересна их работа, они скорее работают там чтобы кормить семьи.

Если бы я выиграла в лотерею, продолжала ли бы я кодить? Пожалуй, да, но это не было бы работой. Это были бы интересные проекты, требующие меньшее количество ежедневных часов.

Кодить пару часов в день в свободное время — это не то же самое, что кодить по 8+ часов в день. За последнее десятилетие работы в таком режиме я выгорела. У меня теперь регулярные мигрени, которые случаются от длительных рабочих часов. У меня начальная стадия шейного аритрита. Я пробовала работать за компом стоя, на балансирующих подставках, на беговой дорожке, пробовала больше заниматься спортом перед работой, садилась на специальные диеты, дольше занималась спортом после работы. Врачей, терапевтов, массажистов всех мастей. Я потратила тысячи долларов. Я об этом не распространялась, потому что мне было страшно, что меня не возьмут на работу. Я работала в сильной боли по много часов. Я не уверена, что кому-либо еще пошло бы на пользу торчать за рабочим столом так долго, и мне это точно было лишь во вред.

Дискриминация по половому признаку
Кроме того, в IT постоянно есть дискриминация по отношению к женщинам. Это именно Джеймс Деймор сказал, что женщины стали ломиться в IT по причине заниженного входного порога, чтоб выполнить гендерную квоту. И очень сложно было читать комментарии к вышесказанному от людей, которых я считала своими друзьями. Я не могу делать вид, что подобные высказывания не деморализировали меня. С другой стороны, меня уже тошнит от этих якобы «гендерных» и «мотивационных» инициатив, которые по сути ничем не помогают. Потому что для того чтобы сделать IT-индустрию лучше для женщин, нужно прилагать реальные усилия, а не кидаться лозунгами.

Мне сложно праздновать 8 Марта с приглашенными спикерами-феминистками, когда я узнаю, что мой коллега, делающий ту же работу, что и я — получает на 20% больше.

Кроме того, иногда какой-нибудь кретин скажет: «Если женщинам и правда платят меньше, то почему бы тогда компании не нанимали больше женщин, чтобы экономить?». Я уверена, что они уже давно так и делают, и что скоро судебные иски обличат эту распространенную практику. Судя по моему опыту, компании любят нанимать женщин, потому что это делает им положительный имидж, да и платить можно таки меньше. Так что дело здесь не в квотах.

В предыдущих статьях комментаторы спрашивали меня, почему бы мне просто не прокачать скилзы и не найти работу получше. У меня, на самом деле, никогда не было с этим проблем. Я быстро осваиваю новые технологии, и сдается, что так оно дальше и будет. Но на данный момент я потеряла любое желание попытаться хакнуть IT-индустрию. Потому что дело не в «фанатичности», которую работодатели жаждут увидеть в твоих глазах, а в том, что им нужны рабы, которые бы могли регулярно овертаймить. Им на самом деле не нужен человек, который бы тратил пару часов на выхах на оупенсорс-проект, им нужен раб, который будет вкалывать еще и после работы до глубокой ночи.

Спонсор выхода из IT — стартовый взнос на ипотеку
Хорошая новость в том, что я уже по сути выиграла в лотерею. Я скопила деньжат, и теперь могу уйти из IT. Кроме того, у меня есть «план Б» — если всё пойдет плохо, я смогу жить и работать на ферме у родителей. Это та великая привилегия, за которую я чертовски благодарна судьбе. Мои сбережения изначально предназначались для первого взноса на ипотеку, но теперь это моя стартовая площадка, которая позволит мне заниматься тем, что я действительно люблю. Несколько часов кодинга, несколько часов писательства. Мне уже удалось перейти от жизни, наполненной физической болью, к жизни, где у меня лишь иногда что-нибудь побаливает. Я также стала проводить больше времени с любимыми. В январе я начинаю посещать воркшоп по кожаным изделиям. Что будет дальше? Денег, скопленных на первый взнос, не хватит навечно. И у меня нет иллюзий на счет того, как это повлияет на мою карьеру. Продавать продукцию «Made in USA» — сложно, конкуренция сумасшедшая, и у меня на этот счет уже было много предостережений от моих знакомых. Если я попробую вернуться в IT, то уверена, что многие компании в ужасе захлопнут передо мной двери, когда поймут, что у меня другие приоритеты в жизни, и я могу их понять. Но у меня более разносторонний набор навыков и талантов, чтобы просто так просиживать всю жизнь за экраном. Надеюсь, он поможет мне заработать на жизнь.

Конечно, в мире существует много видов работ, которые тоже подразумевают долгие часы, ущерб здоровью — и это не IT. Я мечтаю о мире, где мы все будем работать меньше. Тем временем, я всё еще буду кодить, и может мне это снова начнет нравиться, и буду пытаться найти в жизни баланс между работой и иными потребностями.

Я просто не хочу больше быть разработчиком
Я по-прежнему люблю кодить, но я ненавижу IT-индустрию
— Melissa McEwen

Источник: medium.com

  • Cont Emporary

    Перевод немножко пиздец (куча речевых ошибок). Мог бы подсобить чем-нибудь, если интересно.

    • Бауржан Байбек

      Ну и что ,что слабовато , зато цель понятна , не дауншифтинг в конце концов.