Экономический потенциал IT — нулевой

Почему программисты не приносят денег.

По словам трансгуманиста и кандидата экономических наук Данилы Медведева, если смотреть на экономические показатели, у нас уже 50 лет продолжается глобальный технологический кризис. Еще в 80-е американский экономист Роберт Солоу обнаружил, что производительность труда перестала расти прежними темпами. C 40-х по 60-е годы она росла на 3-5% в год и за это время очень сильно повысилось качество жизни. Появились синтетические ткани, пластик, радио, массовые автомобили, бытовая техника, атомная отрасль, телевидение и авиация. Общество уверилось, что научно-технический прогресс будет идти сам собой, больше ничего не надо делать. Расслабились, выгнали умных людей и разрушили систему.

Сегодня людей масштаба Королева практически нет. Производительность труда растет на 0,5% в год. А в некоторых странах даже снижается. Эту тему замалчивают: политики предпочитают вопить о том, что мексиканцы отбирают рабочие места, Обама или Путин все испортил. Но никто не спрашивает, что за херня — 30 лет развиваем технологии, а толку нет. По телеку и в восторженных статейках техноСМИ робототехника выглядит эффектно, но в реальности — где эти роботы?

Количество роботов в промышленности растет очень медленно и все равно не увеличивает производительность труда. Людей столько же, машин больше, а производительность труда в расчете на одного человека та же самая. Даже китайцы по-прежнему предпочитают шлёпать обувь вручную.

Реальная зарплата американского рабочего с 1960-х годов выросла на 1%, то есть никак. Объяснения, почему мы не видим плодов прогресса, не прокатывают. Мы живем не богаче, чем в 70-80-х годах. Да, у людей появились мобильники, интернет и возможность читать Википедию. Но прорыва, сравнимого с появлением бытовой техники в 70-х, не произошло. Умные дома так и остаются хайп-историей. Ничего похожего на мир будущего у нас нет.

Добро пожаловать в будущее: работать как никогда продуктивно и получать так же мало

Экономический потенциал IT, по большому счету, нулевой
Вложения в IT не приводят к повышению экономического результата. Бизнес вкладывает огромные суммы в информационные системы, но больше от этого не зарабатывает. В России это лучше всех иллюстрирует Сбербанк, у которого 10 тысяч программистов, аджайл и блокчейн, а доходы акционеров не растут. Вендоры и штатные айтишники с удовольствием сидят на этих деньгах.

Как сделать так, чтобы IT приносило бизнесу деньги?
Для этого IT должно стать другим. Как устроен классический корпоративный софт? Это структурированные базы данных — связанные между собой таблицы продуктов, поставщиков и так далее. На входе система принимает от сотрудников информацию, на выходе выдает отчеты. Лучше всех эту философию воплотила в своих продуктах компания SAP, которая уже 45 лет продает этот булшит корпорациям по всему миру.

На самом деле это не работает. Транзакционные издержки в такой системе почти не снижаются, а издержки на разработку и настройку системы фантастически высоки. Мало кому удается формализовать деятельность компании. Даже если привлекли консультантов PwC или McKinsey, получилось, скорее всего, говно. Но исправить его уже нельзя, потому что оно закреплено в софте.

Для эффективной работы нужны гибкость, прозрачные коммуникации и ориентация на результат. Но все это противоречит классической архитектуре ИТ-систем, на которой выросли все нынешние айтишники. Они пытаются повысить эффективность за счет оптимизации вспомогательных функций. Но еще в 60-е Фредерик Брукс доказал, что такая оптимизация практически бесполезна. С экономической точки зрения переход Сбербанка на in-memory базы данных почти ничего не дает. Сейчас неформальную IT-архитектуру делать почти никто не умеет, а на заре компьютерной эры умели. Кроме того, нет кадров. Сначала были радиолюбители — из них вышли электронщики, хакеры, но теперь они все ушли в софт и стартапы. Мы зашли в тупик. Нам нужны специалисты по управлению научно-техническим прогрессом, которые умеют развивать инновации, а не программисты, которые решают несущественные задачи, создавая между делом еще десяток проблем.

Источник: РБ

  • HetmanNet

    Описано як є..

  • Primordial Chipmunk

    Трансгуманист и кандидат экономических наук Данилы Медведева — долбоеб.

    При стабильном доходе (допустим) качество товаров возросло невероятно. Напомнить, что такое синтетические ткани в 60-х? Напомнить, что за ноутбук можно было купить за $3000 в восьмидесятых? Напомнить, какой был кондиционер за $1500 в 90-х? Напомнить, что такое станок с ЧПУ в 1965 и сегодня?

    Напомнить, сколько мяса ели в Китае в 60-х и сколько едят сегодня? Напомнить тренды в продолжительности жизни и детской смертности? Не, нахуя так усложнять, просто Данила жил в мамкиной хрущевке 30 лет назад, и до сих пор там живет и сегодня — значит, и прогрессса никакого нет.

    Посылка «компании тратят тучу бабла, а на выходе — ноль» — это вообще пиздец какой-то. Компании тратят СВОИ деньги, и считают их ОЧЕНЬ хорошо. Если это не государственные компании из родного трансгуманисту Мухозадрищенска.

    Можно пройтись по каждой посылке статьи, но вывод один — если у тебя зияющие провалы в общей эрудиции — прикрыть их непонятным гуманитарным термином «футуролог-трансгуманист» не получится. Футурологи — это Тоффлер с Курцвейлом. А Данила Медведев — просто мамкин долбоеб.

    • Веня Мукасей-Жупович

      Да, — манипуляций и подмены понятий у Данилки дохрена.) Больше похоже на набор лозунгов и слоганов, чем на глубокую аналитику….

  • Igor Pro

    Я бы сказал не «кандидат» а просто претендент, именно по засилию таких долбоебов в науке и можно сказать что тупиковым путем идет ее развитие