Студенты-медики, которые передумали и стали айтишниками: «Работа в IT может превратиться в пытку»

Почему медики студенты идут в IT?

Когда-то Костя и Павел мечтали связать свою жизнь с медициной. Отучились в профильном вузе по специальности «Медико-профилактическое дело», а потом почесали репу и подались в IT, где уже батрачат 4 года.

Хлопцам пришлось много пахать для достижения заветной мечты, зато теперь они могут рассказать как же докатились до такой жизни и почему отказались от мечты стать медиками.

Как студенты-медики в IT подались
Медицинский университет Костя и Павел окончили в 2016 году. К тому времени у них уже был опыт программирования, потому что где-то на третьем курсе ребята «поняли», что дескать ожидания от образования не совпадают с реальностью.

Как будто поступая в ВУЗ они не знали реальное положение дел в медицине!

Поэтому на четвертом курсе золотоискатели стали спешно переучиваться на другую специальность — разработку ПО. Отпахав на «частных IT-курсах» 2.5 года они таки смогли войти в IT.

Павел оказался совсем не потомственным айтишником, как это часто бывает в историях подобного рода в духе «жил да был ребенок, его родители как-то были связаны с IT либо математикой, у него с 5 лет был компьютер и где-то в 6—7 он начал под руководством отца писать первые программы на бейсике, и так далее». У недомедика Паши первый компьютер появился в 16 лет. В то время его знакомство с миром HighTech ограничивалось смартфоном на Symbian, чертежником на уроках информатики и, конечно, Counter-Strike по праздникам. Интернет у Паши появился аж в 2009 году, когда ему было 18 лет и он только поступил в универ.

Отчетливо помню момент, когда сидел на лекции и обводил взглядом лекторий. Вот около двух сотен молодых людей. Кто-то пишет лекцию, кто-то спит, кто-то играет в телефон. Если убрать обязанность посещения лекций под страхом платной отработки, я бы на них не ходил (все равно мы не могли работать по той специальности, курс которой читали). Думаю, две трети студентов поступили бы аналогично. Тогда я понял, что дальше так нельзя — через два года я окончу вуз и окажусь во враждебном внешнем мире, без особых, если быть честным, навыков. Ожидаемая зарплата будет 400 рублей, перспективы смутные, будущее туманно.

По словам Паши, программирование стало его «спасением от скуки» (очень сомнительный выбор — прим.ред.). К моменту формирования решения о смене курса он якобы стал интересоваться техникой, да почитывать «Хабр», особенно раздел об информационной безопасности. Это казалось каким-то далеким миром. В свободное время он мог «поиграться с Ubuntu», но дальше консольной установки программулин он не заходил. Где-то через пару дней после той исторической лекции он услышал от мамы, что сын маминой подруги (реально он) пошел на курсы разработки. И в мозгу Паши щелкнуло — вот то, что нужно!

Костя в это время тоже проснулся и стал думать, почему в медицине низкие зарплаты. Потом понял, что такие специалисты как он в медицине не нужны. Костя свой первый сайт сделал в 12 лет, но на момент поступления в вуз в приоритете была медицина, программирование же он рассматривал в качестве хорошего инструмента.

Главный вопрос, волновавший Костю:

Почему я прихожу после шести лет обучения и получаю меньше, чем кассир в магазине?

Дружище, может потому что у тебя совсем нет опыта? Ведь и в IT без опыта ты будешь работать за еду.

Параллельно с учебой в университете Паша и Костя два с половиной года ходили на курсы, где изучали С, С++, ООП, .NET, Java. Парни быстро смекнули, что в тестировщики и так ломятся тысячи пламяоких конкурентов, поэтому туда лучше не идти.

В написании кода нет ничего космического — правда, это ж не ракету запускать. Ты просто работаешь, решаешь проблему другого человека, его бизнеса. Но это не что-то невообразимое. По большому счету программирование — это рабочая профессия, имеющая много общего с ремесленничеством. Только интенсивность мышления чрезвычайно высокая.

Режим жизни переквалифицирующегося в айтишники:
«На протяжении полугода вставал в 8 утра, шел на работу, час обедал, и это было счастье — целый час свободного времени. Вечером приходил домой, быстро ужинал и до глубокой ночи работал уже как программист. Мозг разрывало от переключения с одной сферы на другую. Но я видел, что, в отличие от здравоохранения, в программировании я могу применить свои навыки более эффективно».

Павел разоткровенничался:

Жалко потерянных лет (на медицину — прим.ред.), но жить за копейки не хочу.

На распределении Паше предложили совсем некислую должность зам главврача в санстанции небольшого городка неподалеку от границы с Польшей. Однако Паша понапридумывал себе отмазок в духе «Не надо быть гением, чтобы понять, что может происходить в районах и что должен разгребать главврач санстанции в отдаленном провинциальном городке» и отказался. Мол, ставить туда выпускника вуза без опыта — не вариант. Тогда Паша забрал свободный диплом и тем самым обрубил себе возможность дальнейшей работы по специальности.

Зато уже через две недели после выпускного у него был оффер на его первые $500 как джуниора. Работа удаленная, была небольшая команда из Сиэтла, русскоязычная. На данный момент он сотрудничает как ИП с иностранной компанией и делает кроссплатформенные мобильные приложения на Xamarin.

Если бы я видел, что медицина может меня обеспечить, я бы не ушел в программирование

Далее парни проливают таки немного правды на реальность работы в IT
«То, что мы известны всей Silicon Valley, — миф. Обычные американцы, которые не работали с нашим аутсорсом, даже страны такой не знают», — говорит Паша. И подобное же можно сказать об Украине. Даже если мы будем страной #1 в мире аутсорса, то в лучшем случае можно заработать репутацию второй Индии. Но разве это то, чем можно гордиться?

Костя:

Работа в IT может превратиться в пытку. Это не самый простой способ заработать.

Таки да, программирование — не самый простой способ заработать. Выбирать программирование нужно только тогда, когда эта работа нравится. Иначе все превратится в пытку. Интересно — откуда у парней такие глубокие познания о «пытке»? От знакомых, либо же на своём опыте? Может, в статье указана не вся правда. Например, программирование было для хлопцев как пытка, однако они, стиснув зубы, продолжали клацать по клаве, выжигая кодом глаза, и через пару лет привыкли?

И ещё один дельный совет от айтишника:
«Прислушивайтесь к своим страхам. Перед каждым моим решением, которое меняло жизнь в лучшую сторону, мне было невероятно страшно. Каждый раз я был уверен, что все посыпется. Но каждый раз все менялось к лучшему. Если что-то в жизни меняешь и тебе очень-очень страшно, это нормально. Это может служить маячком: ага, там страшно, значит, мне туда. Страх может стать чем-то вроде путеводителя».

 

В данной истории можно похвалить парней за целеустремленность, однако не будем забывать и о том, что они по сути и медиками-то не были. Годные медики всегда имели хороший доход, просто потому что людям во все времена нужно лечиться. Если же ты средняк или плохой врач, то тогда тебе, конечно, остается молиться на государственную пайку. Поэтому скорее всего парни поняли, что им не хватит терпения становиться настоящими врачами и решили косить бабло «здесь и сейчас», убедив себя в том, что им интересны компутеры и циферки. Что ж, ещё минус два потенциальных врача. Если так дальше пойдёт — скоро некому нас будет лечить и кормить. Кругом будут одни дизайнеры, фотографы да программисты, вкалывающие на забугорного толстосума под завистливые взгляды тех, кто не осилил «войти в айти». Есть ли будущее у страны, где только и разговоры об IT?

По мотивам Onliner.by

  • Bruce Daring

    В чем они не правы? В том, что не хотят батрачить за копейки и таки смогли «вайти»?

  • Александр

    Заводы стоят — одни программисты в стане!!!