Люксофта больше нет. Тринадцать тысяч работников Luxoft стали собственностью DXC Technology

Люксофту пришел конец. Теперь он принадлежит DXC Technology.

Аналитик Александр Самбук провел разбор истории взлета и падения крупнейшей аутсорс-компании Luxoft и поделился им в своем Facebook:

DXC Technology окончательно закрыл сделку по поглощению Люксофта в июне — сразу же после того, как Российская Антимонопольная служба, последняя среди остальных регуляторов, дала свое добро.

Тихо и незаметно для посторонних глаз у Люксофта обновился логотип: теперь это «A DXC Technology Company». Акции Люксофта выведены из оборота — DXC выкупил их у всех держателей, больших и малых. Президент и CEO Дмитрий Лощинин остается у руля, получив через сложную схему до 90 миллионов долларов в кэше и акциях DXC. Другие корпоративные офицеры располагают более скромными капиталами: Евгений Фетисов — $920 тыщ, Роман Трахтенберг — $850 тыщ; Григорий Каузов уходит из компании и уносит $670 тысяч плюс парашют*.

Очковтиратели DXC Technology и Люксофта преподносят продажу в красивом свете:

Luxoft и DXC Technology дополняют друг друга, а наше общее видение цифровой трансформации делает эту комбинацию отличной для обеих организаций.

Ути-пути, какие зайки. И так всё радостно и прекрасно! Но нет.

Очевидно, что Люксофт, как более мелкая рыбешка, продался с потрохами более крупному хищнику. Соотношение сил хорошо видно по подписантам договора: со стороны Люкса это CEO Лощинин, а со стороны покупателя — финдиректор DXC Technology.

Начата интеграция и реорганизация. Некоторые известные токсичные личности уходят, другие пока что держатся; толковые хлопцы и девчата вроде бы в основном остаются на местах, а некоторые даже с повышением, что внушает надежду.

Люксофт стал символом эпохи расцвета восточноевропейского IT-аутсорсинга, во многом ее сформировав. Люксофт был одной из двух контор, которые стали открывать центры разработки в сотни человек, организовывать фабрики найма, активно открываться в других странах, работать с рынками и с правительствами.

Успех Люксофта базировался на трех факторах:

  1. Общая тогдашняя популярность Восточной Европы как региона с сильной программерской школой и низкими рейтами.
  2. Выдающееся переговорное мастерство первых лиц.
  3. Прекрасная эффективная команда менеджеров.

Именно менеджеры, от заместителей Лощинина до руководителей проектов, двигали успех новых проектов и инициатив на своем профессионализме и энтузиазме. Они апустили Дойче Банк и UBS, сертифицировались на CMMI и ISO 27001, вышли в Украину, открыли тренинг-центр, и сделали много чего еще. Конечно, не обошлось и без удачи: без нее было бы невозможно заполучить нескольких жирных клиентов и выделить финансовую и automotive линейки бизнеса.

В 2013 году Люксофт вышел на IPO (публичную биржу — прим.ред.), и за два с половиной года цена акций увеличилась в четыре раза — такую динамику в свое время демонстрировал Google.

Акции Люксофта с 2013 по 2019 годы.

Однако к 2015 году времена изменились
Продолжался мировой финансовый кризис, банки стали испытывать проблемы с регуляторами, клиенты распробовали Индию как источник дешевых услуг. Начали звенеть первые звоночки. Руководство Люксофта принципиально отказалось от экспансии в Индию и другие дешевые регионы, полагая, что конкурировать с местными монстрами аутсорсинга все равно невозможно. В этом решении было разумное зерно и с этим можно было жить дальше. Можно было усилить службу продаж и продавать больше, нарастить вертикальную экспертизу и продавать дороже; диверсифицировать линейку услуг, разработать продукты и выйти на принципиально новых клиентов.

Оказалось, что Люксофт уже не тот
Компании, приобретаемые ради экспертизы и синергии, оказалось невозможно толком интегрировать (как например IntroPro, из которого ушло немало спецов, после его поглощения Люксофтом). Надзиратели, съевшие собаку на аутсорсинге, оказались неспособны разработать сильные продукты. Вчерашние талантливые менеджеры проектов и руководители проектных офисов, сделав блестящую карьеру, вошли во вкус корпоративных междусобиц. В довершение всего, Люксофту радикально не везло с отстройкой службы продаж. Ни один из нанятых директоров по продажам не смог нормально поставить работу.

Рост в отдельных проектах и линейках не смог переломить тренда. Начиная с 2016 года, акции Люксофта падали 6 раз в ответ на новости, озвученные на квартальных конференциях с акционерами и аналитиками. Последние несколько кварталов превратились в изматывающую битву компании за экономию и маржу, а также в личную битву менеджеров за свое выживание; казалось, уже никого не интересует собственно качество предоставляемых услуг.

На этом фоне руководство Люксофта начало активные переговоры с несколькими возможными покупателями.

Последний удар по акциям — падение их стоимости на 20% — пришелся на разгар переговоров о продаже. DXC предсказуемо заявил о снижении стоимости сделки. Но переговорное мастерство Лощинина и здесь сыграло роль: финальная цена в $59 за акцию — это условия, о которых можно было только мечтать. DXC купил Люксофт с премией в почти 100%.

История Luxoft — это хороший пример другим игрокам рынка. Трансформируйтесь и думайте наперед, иначе благополучие может очень быстро вас покинуть. Люксофту повезло закончить хеппи-эндом: акционеры вышли с хорошими деньгами, рабочие места сохранены. Но в таких историях везет не всем.

Что будет дальше?
Будет постепенная абсорбция, как оно и бывает в таких случаях. Через пару лет Люксофт окончательно растворится в компании-родителе и останется только в воспоминаниях старожилов».

 

Александр провел неплохой анализ ситуации с Люксофтом, но уж больно в героическом образе представил обычную компанию-аутсорсера. Может с точки зрения бизнеса Люксофт и был успешным проектом как для славянской и восточно-европейской тусовки, но с точки зрения работников — эта контора была далека от «компании мечты».

Те, кого Александр называет «талантливыми менеджерами проектов», нередко были черствыми, скользкими людьми, готовыми ходить по головам ради повышения. Они выжимали все соки из подчиненных, и при этом максимально задерживали им повышение. Собственно, сам факт того, что они устраивали клановые войны в Luxoft — как раз и подтверждает то, что это были, мягко говоря, не самые приятные в работе люди. Отдельно стоит отметить и систему «заботы о сотруднике», когда для того, чтоб перейти на другой проект в той же компании (так называемый internal mobility) — сотруднику приходилось снова проходить собеседование, как будто он человек с улицы, и снова выбивать себе зарплату. Потому что на новом проекте в той же компании ему внезапно предлагали меньше, чем у него было на тот момент. Вкупе с минимальными «плюшками» и бонусами, Luxoft очень напоминал брата-близнеца EPAM. Обе эти конторы славились мразеватым менеджментом, кумовством и клановостью. Поэтому может оно и к лучшему, что DXC Technology поглотил Люксофт — может теперь там будет больше простора для роста и больше человечности.

Источник: Facebook

  • Странник

    Работал в Люксах — постоянно наблюдал борьбу одесских кланов. Нездоровая атмосфера в компании была. Теперь понимаю, что это были звоночки грядущего конца.